Без рубрики

Владислав Борисенко: Мы не просим молодых юристов предъявлять дипломы или зачетки. Они для родителей

DSC_0533

Адвокатское объединение «Ассирия» уже больше года на постоянной основе принимает на стажировку студентов. Но только треть стажеров получает работу в компании. Интервью со старшим партнером компании Владиславом Борисенко о том, как в АО «Ассирия» работают с молодыми юристами и почему красный диплом – ещё не путевка в счастливое будущее.

— С какой целью Вы набираете в свою команду студентов-юристов?

— Могу назвать три цели. Во-первых, у нас всегда есть работа, которую нецелесообразно поручать «взрослым» юристам, поскольку их время может быть использовано эффективнее. Во-вторых, мы хотим дать молодежи шанс проявить себя и проверить свои способности на практике. Большинство ВУЗов предлагают зубрить теорию, но не объясняют зачем. Очень трудно абстрактно изучать договор строительного подряда, не зная как он вообще выглядит, а главное – как «работают» его положения в жизни. Это же касается и процессуальных предметов. Участие в качестве помощника даже в одном реальном судебном процессе дает студенту понимание зачем и как изучать процессуальный кодекс.В-третьих, мы ищем таланты, ищем свежие умы, не подвергнутые профессиональной деформации. Состоявшиеся юристы не всегда подходят нам по ценностям, особенно это касается людей с большим опытом госслужбы.

— Что нужно, чтобы попасть к вам на стажировку?

— У студента должна быть хорошая теоретическая база. Универсальных требований ко всем быть не может. Есть юристы, которые хорошо пишут, есть – ораторы. Эти качества формируются на уровне физиологии и темперамента. Хотя, на мой взгляд, даже если у тебя нет таланта к красноречию, то ты можешь, а точнее обязан научиться выступать публично как минимум на «четверку» (по пятибальной системе), то есть выйти на уровень, достаточный для того, чтобы донести свою позицию судье и убедить его в своей правоте. Это же касается и умения писать. При этом для нас важна элементарная орфографическая грамотность, поскольку клиент часто не может адекватно оценить собственно юридическую сторону работы, а мыслит по принципу «если юрист не в состоянии без ошибок написать пару предложений, то как он вообще может решать сложные задачи?». Правописанию обучают в школах, и мы не можем тратить на это время старших юристов. Это же касается и «матчасти» — юридической теории, которую преподают в вузах. Кандидат должен либо изначально иметь хорошую теоретическую базу, либо, если он хорошо показал себя с других сторон — очень быстро подтянуться до необходимого уровня. Без этого расти дальше невозможно. Из опыта могу сказать, что теорию подтянуть легче, чем правописание.

Мы не просим молодых юристов предъявлять дипломы или зачетки. Они для родителей. На нашем сайте есть перечень обязательных требований, которым должен соответствовать стажер. В первую очередь он должен «болеть» юриспруденцией и иметь «профессиональное смирение», если можно так сказать. Насильно мы никого к нам не загоняем и не удерживаем. Студенты, которые приходят уже с готовой «короной» на голове, вряд ли станут хорошими юристами. Как и везде, для профессионального роста требуется постоянное самосовершенствование. А это возможно только если человек честен перед самим собой.

Многие коллеги и клиенты, когда увидели текст объявления о стажировке, подумали, что мы слишком многого хотим. Тем не менее, количество желающих занять место стажера в нашем объединении – всреднем 50 резюме на 1 вакантное место.

— Как Вы считаете, с какого курса студенту-юристу следует начинать работать по специальности?

— С 3-4 курса. Скажу даже больше. На мой взгляд, для студента лучше если пятый курс он закончит заочно, но при этом будет работать. Конечно, успеваемость от этого может пострадать. Но необходимость наличия «красивого» диплома для трудоустройства в престижную компанию – миф. У нас для проверки кандидатов есть конкурсные задания и специальные тесты, которые значительно более информативны, чем дипломы.

— Как проходит стажировка? И что нужно молодому специалисту, чтобы остаться в компании?

— Стажеры помогают нам, выполняя функции младших помощников. Но поскольку одна из наших целей – отобрать лучших, то мы делаем своеобразный «курс молодого бойца» — выполнение учебных заданий по материалам реальных дел. В частности, это подготовка протокола разногласий к хозяйственному договору, искового заявления о взыскании задолженности, жалобы на налоговое уведомление-решение, проекта устава юридического лица и т.д. Так мы можем увидеть на что реально способен стажер и как он реагирует на свои ошибки.

— Всего треть из ваших подопечных-стажеров теперь – ваши сотрудники. С какими проблемами Вы сталкиваетесь при работе с молодыми юристами? Какие у Вас есть рекомендации для юридических ВУЗов?

— Основная сложность в том, что у большинства преподавателей нет необходимой практики. К сожалению, есть такие преподаватели, которые ни дня не проработали нигде, кроме своего ВУЗа. Могут ли они подготовить студента к работе по специальности? На мой взгляд, как минимум к проведению семинаров необходимо привлекать юристов-практиков, а студентам учиться работать с реальными документами, посещать реальные судебные заседания. Другой вопрос – как заманить практикующих юристов в ВУЗы? Время хорошего юриста в прямом смысле стоит дорого, и учебные заведения не смогут прямо компенсировать эту «упущенную выгоду». Поэтому упор нужно делать на каких-то других вещах.

Также вынужден отметить, что по уровню подготовки юристов ВУЗы Днепра пока уступают Харькову и Киеву. Но нужно помнить, что учебные заведения дают не более, чем возможность получить знания. Любое образование – это самообразование. Работа по специальности как раз и дает студентам понимание зачем им это все нужно. Большинство студентов не ценит возможность бесплатно получить знания в своем ВУЗе, но многие из них через 10-15 лет готовы платить за обучение по программам MBA и подобным им тысячи и десятки тысяч долларов. И готовы платить потому, что понимают, как они могут использовать эти знания.

— А как проходила Ваша стажировка? Поделитесь опытом?

— Ох. У меня он как раз-таки был не совсем удачный. Первый мой опыт был в небольшой компании. Ее руководитель имела привычку кричать и оскорблять сотрудников, если они совершали ошибки. Это касалось и стажеров. Я ушел через несколько месяцев стажировки, поскольку для меня такой стиль общения был неприемлем. Я и сейчас считаю, что нельзя унижать молодого юриста за то, что он допускает ошибки, особенно на начальных этапах работы.

DSC_0547

— То есть Вы прощаете студентам ошибки?

— Прощаем ошибки, которые не повторяются.

— Есть ли шанс у стажера, который единожды уже получил отказ?

— Нужно дать второй шанс. Но важно видеть искру в глазах. Нет смысла принимать кого-то на работу из жалости. Это будет неуважением к другим сотрудникам.

— Что делать подавленному стажеру после отказа? Это стресс – на третьем/четвертом курсе узнать, что юриспруденция – не твоё.

— Учиться. Пробовать себя в разных компаниях. Не опускать руки. Не бывает так, что ты только побеждаешь. Даже самые лучшие юристы время от времени пропускают удары. И весь вопрос в их реакции и дальнейших действиях. Если есть желание, то научиться можно практически всему. Но если желания развиваться в юриспруденции нет, то однозначно следует заняться чем-то другим.

Если ты не становишься лучше — ты становишься хуже.


ЧТО ДУМАЮТ СТУДЕНТЫ О СТАЖИРОВКЕ В АО «АССИРИЯ»?

В университете очень не хватало практики. За четыре месяца пребывания в АО «Ассирия», я чувствую, как выросла в профессиональном плане. Первый составленный мною иск – маленькая победа на ниве юриспруденции. Было также очень интересно составлять протокол разногласий – я раньше даже не знала, как он выглядит.

— Почему юриспруденция?

— Я изначально хотела стать актрисой. Но (ссылаясь на Монику Белуччи) в суде ещё круче, чем на сцене!

Виктория Руденко

стажёр, четвертый курс

Университет таможенного дела и финансов


Было сложно успевать везде. Ведь каждая задача требует максимального «погружения». За месяц пребывания в АО «Ассирия» я стал лучше ориентироваться в законодательстве, научился смотреть шире, стал более «многозадачным».

— Почему юриспруденция?

— Это сфера деятельности, в которой я хочу и могу Побеждать.

— А поражения?

— Поражение – мотивация становиться лучше.

— Какие обстоятельства заставили бы тебя бросить юриспруденцию?

— Если всех юристов заменят роботы – у меня не будет выхода.

Михаил Гриценко

стажёр, третий курс

Университет имени Альфреда Нобеля


Если честно, первые годы обучения в университете не дали понимания, зачем я это делаю. Работало стереотипное утверждение — «юристов же и так много». Пойдя на стажировку в «Ассирию», я осознала, что коэффициент полезного действия, оттого что я сижу на парах, равен приблизительно 10%.

— Что помогло тебе пройти стажировку и занять место младшего юриста в компании?

— Наверное, желание больше узнать. Крутое ощущение – когда понимаешь, что полученные знания действительно — вклад в будущее.

Мне также помогло чувство конкуренции. Когда я пришла, стажеров было двое. И я не могла расслабиться. Ведь каждый хочет быть лучшим.

— Как думаешь, зачем престижной компании набирать в свою команду молодых стажеров?

— Наш мозг ещё достаточно «flexible», чтобы генерировать новые идеи, формировать так называемый «свой стиль».

 Алина Клименко 

помощник юриста, четвертый курс

Университет таможенного дела и финансов

Беседовала Анна Ненашева

Об авторе

АО «Ассирия»

Оставить комментарий